Звезды на ладони
Интервью знаменитостей
Реклама
Никак не можешь бросить курить? помогут тебе бросить курить раз и навсегда!

Не отказывайте себе в комфорте и уюте дома! по самым современным технологиям!

Брак за рубежом. Реальная история из жизни

Генеральный план: освоение «Дикого Запада»
Они сидели на кухне. Пили жидкий дешевый кофе, курили и вполголоса обсуждали свои незадачливые судьбы. У Илоны был «прокол» с очередным кавалером, который от мысли об узах Гименея предпочел тихо растаять на горизонте. А Светка… Что ж, ее «благоверный» вот уже вторые сутки оплакивает где-то у дружков проигрыш любимой футбольной команды. Она была даже рада этому: в доме ни ругани, ни пьяных разглагольствований. И вот тут-то… Илонка затянулась ароматным «Парламентом» и выдала: «Запомни, подруга: первый брак — это стихийное бедствие, второй — результат планового ведения хозяйства. Будем действовать современно и без комплексов. Начинаем осваивать Дикий Запад!». И с этими словами небрежно бросила на стол газету, где красным фломастером было обведено объявление. В глаза Светке бросились первые строчки: «Милые дамы! Американские мужчины ждут вас…». И, не дав опешившей подруге дочитать до конца, Илона подвинула к себе телефон и набрала номер брачного агентства.

Как оказалось, «невест» в агентстве было предостаточно. Два пухлых альбома с фотографиями предлагали «славянских красавиц» на любой вкус. Но солидная дама окинула изучающим взглядом подруг, милостиво улыбнулась и принялась записывать анкетные данные и пожелания к будущему спутнику жизни. Закончив, полистала ежедневник и сообщила: «Значит, так: денька через два приносите хорошие фотографии, и мы помещаем вас в базу данных. А пока не хотите ли сходить на встречу с американцами? Завтра вечером в клубе «Голливуд» в 18.00″. Света с Илоной переглянулись и дружно кивнули.

«Миленький ты мой, возьми меня с собой…»
В «Голливуде» царили полумрак и громкая музыка. Оробевшая Светка забилась в уголок, Илона отправилась поближе к бару. Нарядные «невесты» сидели за столиками и нервно хихикали. Минут через двадцать в зал гуськом потянулись американские «принцы»: немолодые, хорошо одетые, с широкими улыбками. Бывалые посетительницы подобных встреч высматривали наиболее перспективных кадров. А те сидели у барной стойки, потягивая коктейли. Большинству женихов было за сорок, но выглядели они подтянуто. Время от времени кто-нибудь из них подходил к приглянувшейся барышне и завязывал разговор. За некоторыми столиками уже оживленно болтали. Девушки показывали свои фотографии, мужчины о чем-то им рассказывали.

«Hi! I’m David», — послышалось над ухом. На Свету сверху вниз добродушно поглядывал крупный мужчина лет пятидесяти. Он заглянул в испуганные Светкины глаза и улыбнулся еще шире. Она поднялась ему навстречу…
Дэвиду оказалось сорок шесть. Он был родом из Северной Каролины. Там у него был дом с садом и приличная работа в местной страховой компании. Дэвид раскладывал перед Светой фотографии, на которых он жарил барбекю на ухоженной лужайке перед домом или восседал в кресле перед электрическим камином. Набравшись смелости, она попробовала его расспросить. Услышав ее неплохой английский, Дэвид оживился. Да, он был женат. У него есть два сына, но они учатся в другом городе. Американские женщины — феминистки, а ему нужна женщина, уважающая подлинные христианские ценности, для которой семья будет превыше всего на свете. Так его учит матушка. Да, его матушка живет с ним и ведет его хозяйство. Но ей так нужна помощь… Дэвид не скрывал, что у него намечены еще две встречи и даже показал фотографии «конкуренток». Света вздохнула: обе были моложе и красивей. Дэвид посмотрел на огорченное Светкино лицо и незаметно улыбнулся. Они договорились встретиться на следующий день.

Вечер подошел к концу, и Света засобиралась домой. Дэвид благодушно кивнул ей на прощание и остался сидеть в баре. Потоптавшись у входа, Света в одиночестве отправилась домой…

Они встречались уже несколько раз. Похоже, Дэвид сделал свой выбор. А вот Света так и не могла определить свое отношение к солидному положи тельному жениху. С одной стороны, вроде бы все, о чем только мечтать можно. А с другой… Свету неприятно поражала скрупулезность, с которой небедный вроде бы американец рассчитывался в кафе, придирчиво проверяя счета и пересчитывая сдачу. А в супермаркете, куда они вместе отправились за продуктами, он умудрился устроить почти скандал, когда узнал, что за пакеты нужно платить дополнительно. Свете же сделал выговор: если она знала об этом, почему не взяла пакеты из дома?

За день до отъезда Дэвид официально предложил Свете выйти за него замуж. На «военном совете» с Илоной было решено выходить — «хуже не будет»…

И началась канитель с «невестинскими» документами. Хищные улыбки должностных лиц породили в Свете твердое желание уехать не только в Америку, но вообще на край света: может, хоть там денег не вымогают за каждую бумажку. Дэвид писал регулярно. В письмах он деликатно намекал Свете.’ не мешало бы тебе, darling, зубы вылечить. А то они у тебя неважные, а американские дантисты ужас как дороги. И, может, сына ты потом заберешь, когда мы уже привыкнем друг к другу? Но с этим Света была категорически не согласна. Валик тоже не упустил своего: уяснив, что жена покидает его, он выставил условие: за свободу и вывоз Лешки — отказ от квартиры в его пользу. И несмотря на протесты Илоны, Света согласилась. Она уезжала навсегда.

«Там, в стране далекой, стану тебе женой…»
Перелет был мучительно-долгим. Лешка ныл: тошнит, есть хочется. Света растерянно озиралась в поисках багажа. В огромном аэропорту она чувствовала себя одиноким муравьишкой. О, вот и Дэвид! Рядом с ним — сухонькая аккуратная старушка, его mammy. Дэвид чмокнул Свету, потрепал по щеке Лешку и велел грузиться в его джип. Дорога заняла еще четыре часа, так что и на дом, и на лужайку с белым заборчиком Света смотрела сквозь пелену усталости. Когда, наконец, она очутилась в тихой уютной комнате, ей хотелось одного: спать. Но Дэвид, по-прежнему широко улыбаясь, неумолимо надвигался на нее, всем своим видом намекая на немедленное исполнение «супружеского» долга. И Светка то ли от испуга, то ли от усталости молча подчинилась…

Саму свадьбу Света как-то и не заметила. Гостей было человек десять, угощали всех гамбургерами и пиццей. Дэвид не выразил согласия даже на покупку ей нового платья. И Света венчалась с «американским принцем» в своем единственном парадно-выходном костюмчике, в котором ходила на педсоветы в родной школе. За свадебным столом Дэвид громогласно рассказал всю романтическую эпопею их знакомства. При этом он отметил факт наличия у нее соперниц, но объяснил, что, хотя они были несомненно моложе и красивее, Свету он выбрал за послушность и верность «христианским семейным ценностям». И поэтому именно ее он решил осчастливить и вывезти из дикой Украины в великую страну — Америку. Свадебные гости разразились аплодисментами. Света сгорала со стыда.

Письма на родину: «Улыбаюсь по обязанности»
«Северная Каролина — маленький городок: десяток улиц, три магазинчика. Из достопримечательностей — только газ-стейшн. По утрам Дэвид отправляется на работу, а я под неусыпным надзором свекрови начинаю драить дом. Сложность этого занятия в том, чтобы разумно сочетать качество уборки и стоимость затраченных средств. Энни не устает повторять мне, сколько они платят за воду, электричество, газ, телефон, сколько стоят стиральный порошок и гель для мытья окон. Очень хочется позвонить тебе, поболтать, но на телефонные разговоры с Украиной был наложен запрет в первые же дни «.

Дэвид возвращался с работы поздно вечером. На красиво сервированном столе его должен был ожидать ужин. Откушав, он брал из холодильника парочку банок пива и устраивался у телевизора. Рядом располагается мамаша. Убрав со стола и вымыв посуду, Света присоединялась к отдыхающему семейству. Ее задачей было регулярно менять пустые пивные банки на полные, курсируя между холлом и холодильником.

«Иногда мы смотрим бейсбольный матч, иногда — старый вестерн или мелодраму. В бейсболе я разбираюсь так же, как Дэвид в Достоевском (он честно уверен, что это сорт сигарет наподобие «Давидофф»). Уровень фильмов заставляет сильно усомниться в умственых способностях их создателей. Лешка на удивление быстро сдружился с мальчишками из школы, показав неплохие успехи в учебе, и часами пропадает в гостях у новых друзей».

Как-то раз Света зашла в спальню и обомлела: Дэвид, стоя на четвереньках, изучат пол под кроватью. Увидав ошеломленную жену, назидательно заметил: «Дорогая, я думаю, тебе стоит больше внимания уделять уборке нашего дома». Света кивнула. С тех пор Дэвид регулярно проверял порядок в доме. Он просматривал белье, сокрушался над невидимой пылью на карнизе, придирчиво изучат никелированную поверхность разделочного столика в кухне.

«Каждый день у Дэвида в шкафу должна висеть дюжина белых выглаженных рубашек. Недавно Лешка неожиданно свалился с ангиной, и я провозилась с ним почти до вечера, утром из шкафа на Дэвида взирало только одиннадцать рубашек. Тут-то мне и прочитали длинный и нудный монолог о том, что такое долг настоящей американской домохозяйки. Энни каждый вечер скрупулезно подсчитывает мои траты. Без ведома mammy не могу купить даже упаковку прокладок».

Очень скоро Свете стала открываться подоплека их брака: американские мужья, «покупая» русских жен, стремятся приобрести пожизненную бесплатную домработницу. А речь шла именно о покупке: Дэвид отдал брачной конторе около полутора тысяч долларов. И был вправе, что называется, «получить качественный товар».

«Улыбка тоже вменяется мне в обязанность. С первых же дней обитания в этом американском захолустье Энни настойчиво повторят мне: «Вы, русские, мрачные и невоспитанные люди. Посмотри, ты не улыбнулась нашей соседке. Она может подумать, что ты ее не уважаешь! Ты не спросила, как дела у Пола, коллеги Дэвида, когда вы повстречались с ним в церкви. Как это невежливо с твоей стороны! А почему ты не участвуешь в заседаниях общества христианских жен- благотворительниц ? Они ждут тебя уже вторую среду!» Ежевоскресные службы в местной церквушке навевают на меня тоску. Не понимаю слов, не чувствую величия обряда, богослужение превратилось для меня во что-то сродни производственной гимнастике: «встать-сестъ-спеть-на колени».

Но хуже всего было в спальне… Дэвид требовал исполнения супружеского долга регулярно и, что называется, с душой. Неужели Света не счастлива, что он привез ее в такую замечательную страну, в такой замечательный дом? Подумать только, что бы с ней стало, если бы не он! Ну, так давай, darling, enjoy! Света молчала и подчинялась.

«Как-то в порыве откровенности я рассказала Дэвиду о том, как мне жилось с пьяницей-мужем. И с тех пор рассказ на тему «героическое спасение суперменом-Дэвидом бедной женщины от русского негодяя» повторяется на всех праздничных обедах. Родственники и знакомые только ахают и охают, когда Дэвид живописует все ужасы жизни «darling» с отвратительным русским мужем. При этом постоянно обращается за подтверждением ко мне, и я, краснея от стыда, вынуждена подтверждать: да, бил, да, унижал. Глаза гостей горят нездоровым любопытством…»

Тоска, тяжкая, неуемная, все чаще словно тисками сжимала душу. Как жить дальше? Все вокруг было чужим и ненужным. И Светлана кружила в безысходной тоске по чужому красивому дому… Задумываясь над тем, почему же ей так плохо в этой счастливой и богатой Америке, Светка все чаще думала о том, что вроде бы живет она где-то в другой стране, к которой все эти эпитеты не имеют никакого отношения. Хуже всего было ощущение того, что она для улыбчивых приветливых американцев — никто, забавная «зверушка» из дикой отсталой страны. А Дэвид… Дэвид оказался эгоистичным и черствым человеком. Что-то было в этом до боли знакомое…

Второй брак — смена декораций?
О горьком привкусе «заморского счастья» мне рассказывала Илона, наша общая приятельница. «Чувствую себя немножко виноватой — ведь это я Свету в брачную аферу втянула! И что ей посоветовать — ума не приложу, — делилась она со мной своими невеселыми размышлениями. — Домой вернуться она не может: квартиры нет, Валентин ее продал, а сам неведомо куда смылся. С работой — сама знаешь как… Что ей, у меня на полу жить вместе с Лешкой? А с другой стороны, Дэвид даже ее документы в иммиграционную службу не отправил, все оттягивает. А без документов она там полный нуль, никто: ни страховки медицинской, ни права на работу, ничего. Он-то специально это делает, чтобы она не смогла денег заработать и от него уйти. А то где он тогда возьмет бесплатную модель «кухня+постель»! Машину ей не покупает: дескать, зачем, куда ты, дорогая, ездить собралась? Деньги на покупки выдает кэшем и строго под отчет. На Лешку Дэвид смотрит как на пустое место. Кстати, ясно дал понять, что малому высшее образование «не светит»: он не даст ни цента. На своих детей выплачивает 45% алиментов, так что все время ноет, что больше детей не хочет, и вообще, денег ни на что не хватает. За полгода Светка один раз крем для рук купила, так он так разорался! Конечно, не бьет… Но, говорят, лучше бы пару раз вмазал по физиономии: тогда можно было бы вызвать полицию за «abusive relationship», и его заставили бы оформить все документы и обеспечить Свете нормальные условия жизни. А так висит она как в космосе — вне времени и пространства. И вся ее «заграничная» семейная жизнь — просто смена декораций… Письма она пишет редко, плакаться не хочет. Но и так все ясно — прорывается иногда. Я вот почитала их и что-то передумала искать заграничного принца».

Екатерина Провозина

Для справки
Часто, приехав в США по «визе невесты», девушки боятся что-либо предпринимать в случае моральных или физических оскорблений, думая, что муж их вышлет обратно. Однако в американских законах существуют такие юридические понятия, как «abuse» и «neglect». «Abuse» — физическое унижение, оскорбления, угрозы. «Neglect» — непредоставление зависимому от вас человеку еды, одежды, жилья, предметов гигиены, медицинского обслуживания, отсутствие заботы (например, муж не записывает вас на курсы английского языка, запрещает международные телефонные звонки). Независимо от того, как долго вы жили с вашим мужем, если установлен факт «abusive», то по иммиграционным законам вам будет дан «зеленый свет» для получения Green Card (разведется он с вами или нет). Разумеется, брак должен быть зарегистрирован в течение трех месяцев вашего пребывания в США по «визе невесты». Доказательства и документы по «abusive relationship» — рапорт полиции, свидетельство соседей, фотографии синяков и царапин с датой, справка от врача, порванная одежда, разбитые вещи.

Если у вас появятся основания для жалоб, сразу объясните мужу, что вы прекрасно знаете, что такое “neglect» и «abuse» — американцы панически боятся попасть в эту категорию: Кроме того, нелишним будет сразу по приезде узнать, где находится «women shelter» (что-то вроде кризисного центра для женщин, есть практически в каждом городке) и иметь при себе его номер телефона, а также координаты национальной службы помощи женщинам, куда можно звонить и обращаться за консультацией — 1-800-603-4357.

Читайте так же:
Оставить комментарий