Звезды на ладони
Интервью знаменитостей
Реклама
Никак не можешь бросить курить? помогут тебе бросить курить раз и навсегда!

Не отказывайте себе в комфорте и уюте дома! по самым современным технологиям!

Почему женщины не хотят выходить замуж

Семья — это не для меня!

Уверенная в себе, с отлично сохранившейся фигурой, сделавшая головокружительную карьеру, Тамара внезапно стала чувствовать себя какой-то ненужной и одинокой. Приближался ее пятидесятилетний юбилей…

Всю свою жизнь Тамара посвятила службе в милиции. Постепенно поднималась по служебной лестнице, дослужилась до звания полковника. Работа, конечно, трудная, но другой она в своей жизни не представляла. Наверное, потому что работа и была ее жизнью. Семью она не создала: сначала училась, потом строила карьеру и на личную жизнь просто не было времени. Незаметно на горизонте замаячили пенсия и страх остаться за бортом. Ведь все, что у нее было, — это служба. Только здесь она чувствовала себя человеком уважаемым и значимым.

Три «К»
Недавно коллега Тамары пригласил ее отметить свой предстоящий уход на пенсию. Где-то в середине вечера к ней подсел Николай Петрович.

— Как жизнь, Тома? Скоро и ты к телевизору и за вязание? — не слишком красиво хмыкнул он, подливая себе в рюмку. — Ну что, выпьем за тебя?
— Подожди еще, придет время, выпьем и за меня. А сегодня праздник у Вадика, хотя какой это праздник, — отмахнулась от него Тамара.
— Придет время… Твое время уже прошло! — не отставал он от нее. — Бабы дома должны сидеть. Детей рожать! Как говорят немцы — у женщин в жизни должно быть три «К»: «Кюхе, Киндер, Кирхе». Что в переводе обозначает…
— Знаю я, что это обозначает, — перебила раздраженная Тамара навязчивого коллегу, — кухня, дети, церковь.
— Вот-вот! Дети! А ты, мать, до полтинника дожила, и стакан воды подать некому! — философски поднял он палец.
— Отвяжись ты от меня! А если я не хотела никогда детей? И воды сама себе налью. У меня свои три «К»: карьера, курорт и косметолог, — она встала и рывком отодвинула стул. Пьяные бредни коллеги ее разозлили. Тамара решила, что пора домой.

Выйдя на улицу, она подставила лицо свежему ветерку. Надо же, середина весны, а тепло уже как летом. Она порадовалась, что сегодня оставила машину на стоянке и может прогуляться пешком, тем более если пройти через парк, то до дома ей рукой подать. Как раз будет время успокоиться и проветриться перед сном.

В парке было безлюдно, собственные шаги Томы гулким эхом звенели в тишине аллеи. Тамара поежилась, было неприятно и страшно идти одной. Ну ничего, она давно привыкла быть одна. Свернув на улицу, ведущую к дому, Тома встретила соседку Ольгу Ивановну. Пенсионерка как раз выгуливала своего лохматого пса неопределенной породы. Обычно Тамара избегала общения с разговорчивой соседкой, но сейчас была даже рада ее встретить. Как только они поздоровались, Ольга Ивановна тут же стала делиться своими новостями:

— Представляете, Тамарочка, мне сын с невесткой кофейный аппарат купили! Заходите ко мне, угощу кофейком. Вы бы видели, что за чудо-машина! А сколько она стоила, я даже спрашивать побоялась! Но они могут это себе позволить! — продолжала соседка с гордостью, не давая Тамаре даже слова вставить. — Сыну еще и сорока нет, а он уже в начальниках ходит. Дочка моя, кстати, тоже хорошо устроилась! Она сразу после университета в хорошее место попала…

Слушать дальше ее хвастливые речи у Тамары просто не было сил.

— Извините, Ольга Ивановна, но я спешу», — бросила Тамара и быстренько пошла в сторону подъезда, благо парк уже остался позади.

«Как же она меня достала, сколько помню, она всегда хвасталась своим надутым сынком и выскочкой-дочкой», думала Тома, быстро поднимаясь по лестнице к своей квартире. Настроение снова испортилось. Она скинула туфли, включила воду, наполняя ванну, потом на кухне поставила чайник.

Подарок на юбилей
До дня рождения оставалось не так уж много времени, и Тамара подумала о том, что пора выбирать, куда она отправится в этом году. Были бы дети, собрались бы семьей, а так какой смысл устраивать застолье? Лучше она в этот раз выберет курорт пошикарнее, юбилей все-таки, и отправится с верной подругой на отдых. Последние несколько лет Тома дарила себе на день рождения интересную поездку, это избавляло ее от скучных застолий с подругами, вечно торопящимися домой к своим мужьям и детям.

На следующий день позвонила подруга Света и сразу же начала хвалиться своей единственной дочкой, которая тихоня тихоней, а нашла себе француза, и скоро свадьба. Еще она поведала, что родители у будущего зятя очень богатые люди, владеют сетью отелей на берегу Ла-Манша. Подруга болтала без остановки. Тамара тосковала: ну почему она вечно должна это выслушивать? Неужели в нашей стране не о чем больше поговорить, кроме как о детях? Складывалось впечатление, что у всех ее подруг рождались не обычные сопливые сорванцы и нытики, а исключительно гении. Интересно знать, откуда тогда берутся безработные и прочие неудачники? Тамара сама не понимала, почему ее в последнее время так раздражают все эти разговоры об успехах чужих отпрысков. Раньше она так не реагировала. Хотя, если честно, иногда она им даже завидовала, но недолго, все же ей больше нравилось жить так, как она живет -для себя.

После работы Тамара решила пройтись по магазинам: задерживаться в отделе повода не было, а занять себя чем- то хотелось. Возле торгового центра Тамару окликнула Алина, рядом с ней стоял ее сын:

— Томка! Сколько лет, сколько зим?! А Мишку узнаешь? — она с гордостью посмотрела на парня. — Недавно устроился на работу журналистом в хорошее издание. Ой, а дочка на днях кандидатскую защитила, представляешь?! И кто бы мог подумать, ведь училась не блестяще, а вот ведь нашла себя!

Подругу распирало от гордости. Тома с трудом выдавила из себя поздравление.

— А у тебя что? Наша служба и опасна и трудна? — рассмеялась Алина. Нет, обидеть подругу она не хотела, но Тамару эти слова задели. Гордо вздернув подбородок, она сказала:
— На Мальдивских островах решила отдохнуть. Сама понимаешь, я женщина свободная, могу себе это позволить!

Тамара надеялась, что ее слова заставят Алину завидовать, но та только радостно воскликнула, что, мол, конечно, надо такое себе позволить — самой недавно дети подарили путевку в Грецию. И, воскликнув: «Это великолепный отдых!», чмокнула Тамару в щечку, пожелала удачного отпуска и уплыла под ручку со своим ненаглядным Мишей.

Игорь
Домой Тома вернулась снова в ужасном настроении, открыла бутылку дорогого вина, налила себе бокал и вышла на балкон. Во дворе в песочнице копошились малыши, их мамаши стояли рядом и что-то увлеченно обсуждали. По дорожке шла соседка с третьего этажа, ведя за руку пятилетнюю внучку, а Галина с первого учила кататься на велосипеде старшего сына. У Тамары вдруг сложилось впечатление, что все вокруг рожают, воспитывают детей, но только не она. «Пятьдесят лет, — подумала Тома грустно, — неужели старость?» Сколько Тамара себя помнила, она жила так, будто завтра никогда не наступит, не особо задумываясь о будущем, — молодая, свободная, сильная… Ей вспомнился Игорь. Они были с ним вместе почти десять лет, а сейчас он даже по праздникам не звонит. Познакомились банально, на работе. Ей тогда было 29. Он был немного старше, подтянутый, симпатичный, но нерешительный. Тамара сразу взяла инициативу в свои руки, и у них очень быстро начали развиваться отношения. Игорь хотел семью и детей, Тамара — наоборот. Хотя, возможно, он единственный мужчина, которого она любила. Ей было с ним очень хорошо, ее устраивало, что он никогда ей не перечил, после любой ссоры звонил первым. А еще то, что жили они раздельно и только выходные и отпуска проводили вместе. Летом ездили отдыхать в Крым, зимой в горы. И все было замечательно, пока однажды после обычной ссоры он взял и не позвонил. Она даже не беспокоилась, не сомневалась, что обязательно потом объявится куда он денется? Но ошиблась. Через два месяца она позвонила ему сама и услышала то, что ожидала слышать меньше всего: «Прости, я не хотел… Так получилось… Я влюбился, и мы, наверное, поженимся», — он мямлил про какую-то Олю из канцелярии, пока Тамара не повесила трубку. Как ей тогда было больно и плохо! Но она смогла взять себя в руки — как всегда помогла работа, в которую она погрузилась с еще большим рвением. Ничего, как-то пережила. Она ведь сама не хотела за него замуж, а одна мысль о детях приводила ее в ужас.

Когда ей было уже 42, в ее жизни появился Александр. С ним она попробовала, каково это — «жить вместе». Жили хорошо, не ссорились, но, как говорится, не грело. Тамара так и не смогла его полюбить. В конце концов он ушел от нее. А она осталась одна и даже испытала облегчение. Казалось бы, у Тамары было все — свое жилье, машина, она еще нравилась мужчинам, но все же чего-то не хватало, появилась какая-то пустота, тоска.

А сейчас, куда ни посмотришь, все хвастаются своими детьми. Раньше ее как-то не трогало это. Сколько себя помнила, только работа приносила ей удовольствие, и она никогда не была готова оставить службу для того, чтобы менять памперсы и вставать по ночам к орущему ребенку, бегать на утренники в садик и корпеть над уроками вместе с «оболтусом». Но сейчас почему-то и работа уже не радовала.

А потом будет потом…
Тамара вернулась в комнату и закрыла дверь на балкон. Тряхнула головой: нет, она не будет грустить! Скоро отпуск, день рождения, и они с Маринкой, подругой детства, снова, как и последние несколько лет, будут нежиться на шикарном пляже и беззаботно потягивать коктейли из высоких бокалов в баре пятизвездочного отеля какого-нибудь престижного курорта. Пожалуй, пора заказывать путевки. Тома позвонила подруге:

— Ну ты как, чемодан уже собрала?
— Тома, ты только не обижайся, — начала та неуверенно.
— Говори, что там у тебя произошло?
— напряглась Тамара, уже предчувствуя, что может сказать Марина. И не ошиблась. Подруга сказала, что не сможет в этот раз поехать с ней, потому что приезжает ее дочь из Швеции, где она живет уже почти два года, и к тому же дочь беременна, а это значит, Марина скоро станет бабушкой. Подруга говорила все это радостно и взволнованно. Но Тамара не смогла искренне порадоваться за подругу, поэтому сухо поздравила и быстро попрощалась. Эта новость вызвала у нее очередной приступ раздражения и ощущение, что все ее бросили. И снова виноваты эти дети! Чужие дети! Всегда влезут, не спрашивая, меняя все жизненные планы! Не зря говорят, что родить ребенка — равно как впрячься в добровольное рабство.

Тамара была расстроена: ну не могут же все хотеть детей, должны же быть и такие, как она! Свободные, не обремененные детьми, внуками и семейными обязанностями. И она сама себе ответила конечно, должны! А значит, вместо того, чтобы жаловаться на себя и судьбу, нужно просто найти себе новых знакомых. И Тамара громко на всю комнату сказала себе:

— Ну и ладно, с Мариной или без нее, я однозначно хорошо проведу время на море! А потом будет потом… На детях свет клином не сошелся!

Сказала гордо, твердо, но почему-то уверенности в своих собственных словах не услышала.

Читайте так же:
Оставить комментарий